Materials in English

Раздел 11 - Краткий очерк истории системного подхода

glАктивное накопление научных знаний к началу XX века способствовало осознанию того, что большинство проблем, сопровождающих развитие природы и общества, не только сложные, но и многофакторные. Эти факторы являются предметом исследования разных научных дисциплин. В связи с тем, что концепции научных дисциплин имеют естественные границы возможностей, дисциплинарный подход стал испытывать методологические трудности в решении таких проблем. Эти трудности усугубились, прежде всего, различием образно-понятийного аппарата, моделей и языков, которые используются в разных дисциплинах. Основным механизмом значительного устранения этих трудностей стал системный подход.

В 1937 году основную идею своей версии общей теории систем выдвинул Людвиг фон Берталанфи. Будучи биологом по образованию, Берталанфи остро ощущал ограниченность возможностей классической физики в решении биологических проблем. Занимаясь междисциплинарными исследованиями, Берталанфи убеждался, что объединить различные исследовательские программы в рамках одного проекта чрезвычайно трудно, если попытаться сделать это на основе изучения специфики отдельных элементов сложной системы (например, типа «человек-машина»). Междисциплинарные исследования гораздо эффективнее протекали, если принимался другой принцип изучения проблемы – поиск общих закономерностей поведения систем принципиально различной природы. Одни и те же дифференциальные уравнения описывают движение жидкостей, тока, переноса тепла в проводящих средах. Еще большее число общих закономерностей можно найти в поведении систем, если попытаться описать их с помощью аппарата современных отраслей математики – кибернетики, информатики, теории игр, управления, аксиоматической теории принятия решений, факторного анализа, «нечеткой» математики и иных. Поэтому постепенно возникло впечатление, что применение современных математических методов, объединенных в рамках математической кибернетики и исследования операций, позволяют найти общий подход к описанию систем различной физической природы. Это впечатление и в настоящее время продолжает оказывать такое воздействие на некоторых ученых, что они склонны считать системный анализ (порождение системного подхода) как особый взгляд на строение мира, основой мировосприятия [73].

Однако, за 12 лет до общей теории систем Берталанфи, «особый взгляд на строение мира, новую основу мировосприятия» изложил русский учёный А.А. Богданов в рамках науки тектологии. Основы тектологии или всеобщей науки об организации были изложены им в книге «Всеобщая организационная наука» (1925-1929 г.г.). «Мой исходный пункт, - пишет А.А.Богданов, - заключается в том, что структурные отношения могут быть обобщены до такой степени формальной чистоты схем, как в математике отношения величин, и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим» [74].

В начале XX века это была революционная методология. Впервые А.А. Богдановым предлагались структурные методы описания сложных систем, которые зачастую не требовали детального изучения физических механизмов реализации какой-либо конструкции. Если бы она была принята обществом, то могла бы значительно изменить историю науки. Однако тектология была подвергнута яростной критике в России. Главный лейтмотив критики сводился к тезису, изложенному в работе В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» – структура в отрыве от описания физических элементов системы ею объединенных есть конструкция идеальная, поэтому такой подход может «играть на руку идеализму». Благодаря «официальной» критике, работа ученого была на долгие годы забыта.

Существенно дополненный в 1948 г кибернетикой Норберта Винера, системный подход значительно расширил практические возможности монодисциплинарных подходов. С его помощью, в науке стали появляться междисциплинарные, и мультидисциплинарные (полидисциплинарные) подходы. В таких подходах теоретиков и практиков интересовали, прежде всего, «стыки» наук. Первоначально считалось, что именно на этих «стыках» будут найдены способы решения сложных многофакторных проблем. Однако консерватизм монодисциплинарного подхода, перешел и к их, более современным, интерпретациям. Так, например, биофизика не решает проблем астрофизики, а геохимия не решает проблем социобиологии. Называясь междисциплинарными, такие подходы позволили решать проблемы какой-либо одной дисциплины, перенося в неё методы смежных научных дисциплин. Это существенно расширяет практические возможности этой дисциплины, но не решает основную задачу – полный учёт многофакторности. Поэтому уже к концу XX века, ситуация, сложившаяся в науке и практике, потребовала принципиально иного развития системного подхода и, следовательно, расширения научного мировоззрения.

В более поздний период (1967-1977) в рамках системного подхода возникло такое направление, как синергетический подход. Синергетика переводится как «энергия совместного действия» (от греч. syn — совместно и ergos — действие). Её целью стало изучение общих закономерностей явлений и процессов в сложных неравновесных системах (физических, химических, биологических, экологических, социальных и других) на основе присущих им принципов самоорганизации. Предложенный Г. Хакеном термин «синергетика» акцентирует внимание на согласованности взаимодействия частей при образовании структуры как единого целого. Популярность синергетики объясняется тем, что она становится языком междисциплинарного общения, на котором могут друг друга понять математики, физики, химики, биологи, психологи и др. В России имеется большое количество сторонников синергетического подхода в различных областях науки. Достаточно упомянуть работы академика А. А. Самарского, члена-корреспондента РАН С. П. Курдюмова и др.[75, 76].

Если сравнивать системы, созданные природой, с системами, которые созданы человеком, то очевидно, что для природных систем характерна устойчивость, самообновляемость, возможность к самоусложнению и согласованность развития всех составных частей. Отсюда вытекает одна из задач синергетики – выяснение законов построения организации, возникновения упорядоченности. Здесь акцент делается на принципах построения организации, ее возникновении, развитии и самоусложнении. В физике эта программа была предложена Ильей Пригожиным. И. Пригожин переформулировал термодинамику, представив нестационарные состояния (которые традиционно рассматривались как вырожденный случай стационарных) в качестве базисных. Для этого изучаемые объекты представляют в виде открытых процессуальных систем, т.е. систем, которые обмениваются веществом, энергией и информацией с окружающей средой. На состояние открытой системы действует совокупность внутренних и внешних условий, способствующих «выбору» самоорганизующейся системой одного из вариантов устойчивого развития – идеального конечного состояния, к которому стремится система в своем развитии.

Такое состояние называется атрактор (от лат. attract – привлекать, притягивать). В синергетической методологии различают простые и странные аттракторы. При состояниях системы, определяемых простым аттрактором, траектория развития системы является предсказуемой. При состояниях системы, определяемых странным аттрактором, «становится невозможным определить положение частиц (их поведение) в каждый данный момент, хотя мы и уверены, что они находятся в зоне аттрактора. Фазовый портрет странного аттрактора - это не точка и не предельный цикл… а некоторая область, по которой происходят случайные блуждания» [77]. Это позволило рассматривать эволюцию процессуальных, развивающихся систем как процесс изменения типа саморегуляции, переход от одного типа гомеостазиса к другому. Для них характерна иерархия уровневой организации элементов, появление новых уровней с новой дифференциацией системы на подсистемы. При этом каждый новый уровень оказывает обратное воздействие на ранее сформировавшиеся, видоизменяет их, и система функционирует как новое целое. Появление новых уровней организации и переход к новому типу гомеостазиса происходит через состояния динамического хаоса, появление точек бифуркации, в каждой из которых возникает спектр потенциально возможных направлений развития системы.

Отношение к синергетике в научном сообществе до сих пор неоднозначно. Часть учёных видят в синергетике новую парадигму в естествознании, социальных и гуманитарных науках. Другая часть не видят в ней ничего нового по сравнению с современной теорией нелинейных колебаний и волн и склоняются к мнению, что синергетика — это некий объединяющий лозунг и ничего более, который и воспринимается как некий математический аппарат описания закономерностей, уже описанных в других дисциплинах. Тем не менее, синергетика обращает внимание на то, что при дисциплинарных подходах остается за рамками их рассмотрения. Достоинство синергетики состоит в том, что развивающиеся системы изучаются с позиции целостности. Однако, «целостность» мировоззрения создаёт непреодолимые методологические трудности для интерпретации обнаруживаемых фактов с единых позиций. Как пишет академик РАН, научный руководитель института философии РАН В.С. Степин: «Сегодня развитие современной научной картины мира как формы синтеза достижений различных дисциплин протекает в русле идей глобального (универсального) эволюционизма. Он соединяет идеи эволюции и системного видения. Включение идей синергетики в этот процесс представляется весьма органичным. Трудности состоят в состыковке трех основных блоков картины мира — представлений о развитии неживой природы, живой природы и общества» [78].

Весьма показательными в определении статуса синергетики, которую российские философы некоторое время рассматривали, как одного из претендентов на роль трансдисциплинарного подхода, являются материалы круглого стола «Синергетика: перспективы, проблемы, трудности»//Вопросы философии, №9, 2006. [79]. Однако такой статус синергетики не нашел поддержки у самих специалистов-синергетиков. Вот, например, как определяет статус синергетики один из ведущих специалистов в этой области знаний, Георгий Геннадьевич Малинецкий, доктор физико-математических наук, зам директора Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН: «Синергетику мы понимаем так, как её понимает Герман Хакен, который вложил в этот термин два смысла:

•Во-первых, синергетика – это междисциплинарный подход, связанный с теорией самоорганизации, с выделением новых качеств у сложных систем, состоящих из многих взаимодействующих подсистем. Таких новых качеств, которыми ни одна из подсистем не обладает. Не уточняя, нелинейные ли это среды или что-то другое.

•Во-вторых, синергетика – это междисциплинарный подход, развитие которого требует активного взаимодействия представителей разных научных дисциплин.

Г.Г. Малинецкого поддержал Владимир Григорьевич Буданов – доктор философских наук, кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Сектора междисциплинарных проблем научно-технического развития в Институте философии РАН. «Я полагаю, сказал он, что синергетика рождается и развивается на пересечении, конструктивном синтезе трёх начал, а именно: нелинейного моделирования, практической философии и предметного знания; пересечения, особо эффективно проявляющегося в междисциплинарных взаимодействиях. Причем уровень эффективности синтеза и профессионализм совместного применения этих начал и определяет степень аутентичности синергетического исследования, степень «строгости» синергетики».

Однако в рамках этого «круглого стола» прозвучали и мнения авторитетных оппонентов. В данном случае целесообразно привести слова Елены Аркадьевны Мамчур – доктора философских наук, зав. Сектором Института философии РАН. «Лично мне, заявила она, более логичной представляется позиция Пригожина и Стенгерс: если существуют особые специфические процессы самоорганизации, то должны существовать и новые специфические законы, которым эти процессы подчиняются. Тем не менее вопрос пока остается открытым. И, очевидно, что без разрешения его синергетика не может быть безболезненно «встроена» в картину мира и стать достоянием культуры».

С позиции Русской школы трансдисциплинарности семантическую границу синергетической картины мира, как, собственно, и системного подхода в целом, демонстрируют следующие принципиальные вопросы: если мир – это открытая система, то с кем или с чем он (мир) обменивается веществом и энергией? Кроме того, если мир – это система, то, как вписывается в такую систему условия его собственного формирования?..

Новое направление системного подхода (трансдисциплинарный системный подход) должно не только продолжать развивать сам системный подход, сколько предлагать новую (трансдисциплинарную) картину мира, а также методологию, которая способна исследовать мир в образе трансдисциплинарной действительности. Следовательно, такой подход должен обладать возможностями, к которым современная наука относится с настороженностью. Эта настороженность объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, в научном сообществе достаточно учёных, создающих глобальные научные концепции для объяснения единичных фактов. Время показывает, что накопление таких концепций приводит, как правило, не к возрастанию научного знания, а к засорению научной методологии. Во-вторых, современные концепции естествознания лишь констатируют единство окружающего мира, но не предлагают методологическую возможность получения и комплексной обработки всей дисциплинарной информации. Поэтому представители всех научных дисциплин, как правило, соглашаются с утверждением – «Вселенная – это наиболее крупная, из известных науке, систем», но предпочитают решать во Вселенной проблемы, которые не требуют выходить за рамки концепции и методологии своей «родной» или «ведущей» дисциплины. Следовательно, для того чтобы быть практически полезным, новое направление системного подхода, в том числе и трансдисциплинарного, а также и специалисты, которые участвуют в его создании и продвижении, должны предоставить научной общественности:

- концепцию (философское обоснование, имеющее отношение к соответствующей картине мира);

- образно-понятийный аппарат, язык и модели, возможности которых позволяли бы, с одной стороны, охватить все факторы, формирующие сложную проблему и воздействующие на неё, а с другой стороны, выявить и учесть механизмы, посредством которых осуществляется это воздействие;

- метод системного исследования, обеспечивающего доступ ко всей дисциплинарной информации и её анализу, понятный и доступный специалистам любой научной дисциплины;

- метод проведения экспериментов, позволяющий изучать многофакторное воздействие и оценки их результатов;

- способы решения сложных многофакторных проблем в науке, технике и технологии.

Иными словами, речь опять идёт о новой, возможно, на первых этапах, неакадемической дисциплине (трансдисциплинарности-4), но всё же, как предполагали Жан Пиаже (Jean Piaget) и Эрих Янч (Erich Jantsch), о самостоятельной «супер дисциплине». В этом случае, можно предполагать, что границы концепции и методологии такой дисциплины должны совпадать с предельными границами познания человеком и человечеством себя и окружающего мира, а также, постоянно доказывать такие их возможности эффективным решением сложных многофакторных проблем природы и общества.

Мир проявляется перед современным человечеством набором взаимосвязанных сложных многофакторных проблем природы и общества. Такие проблемы нуждаются в безотлагательном решении. Чтобы поиски таких решений увенчались успехом необходимо совершить следующие действия: принять классификацию научных подходов, построенную на их однозначных определениях; уточнить условия и границы участия научных подходов в теоретическом формировании и технико-технологическом осуществлении таких решений; обеспечить подготовку будущих специалистов в вузах с учётом принятой классификации подходов. На практике эти действия позволят современным специалистам, получить не только полное представление о реальных теоретических и технико-технологических возможностях научных подходов, но и обрести моральную ответственность за результаты и последствия своей профессиональной деятельности.

Ссылки к разделу:

73. Хомяков Д.М., Хомяков П.М. «Основы системного анализа» Механико-математический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. – М.: 1996. – С. 10, 14–20, 92.

74. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). Изд.3, ч.3. М-Л.: 1925–1929.

75. Сайт С.П. Курдюмова / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spkurdyumov.ru/ (дата обращения: 06.09.2014).

76. Русская Википедия / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E8%ED%E5%F0%E3%E5%F2%E8%EA%E0 (дата обращения: 10.09.2014).

77. Котельников Г. А. Теоретическая и прикладная синергетика. – Б.: 2000. – С. 147.

78. Степин В. С. О философских основаниях синергетики // Синергетическая парадигма. Синергетика образования. – М.: Прогресс - Традиция, 2007. – С. 99.

79. «Синергетика: перспективы, проблемы, трудности»//Вопросы философии, №9, 2006. // Сайт С.П. Курдюмова / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spkurdyumov.ru/none/sinergetika-perspektivy-problemy-trudnosti/ (дата обращения: 10.06.2014).

Дата последнего обновления информации на портале

cal  19.07.2018

 

Полезные ссылки

bsss

isss

atlas

 a

 ciret

 americ

systeconim

mgsi

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Все права защищены, Copyright © 2007-2018
© "Русская школа трансдисциплинарности", © "Институт трансдисциплинарных технологий"
При перепечатке или использовании материалов, ссылка на сайт обязательна